Новости
На месяц назад К главной странице новостей На месяц вперед

Четверг 13 июля 2000 года.

Оймяконцам пришлось звать мостостроителей

Бульдозер медленно поднял нож и нехотя стал заползать в воду. В кабине вместе с водителем, судорожно сжав поручни, сидела беременная женщина. До нее здесь побывала дама из пенсионной службы, доставившая на тот берег увесистую сумку с деньгами для пенсионеров Артыка. С ужасным скрежетом машина приближалась к бурлящему потоку. Вот она нырнула в яму, и в открытую кабину хлынула ледяная волна, замочив ноги. "Ты только здесь не роди, потерпи до райцентра", - подбодрил соседку бульдозерист, привычно орудуя рычагами. Через минуту он вывел послушную технику на ровное место, помог спуститься перепуганной пассажирке и отправился обратно. Туда, где у кромки воды его ожидали дети, мечтающие попасть в лагерь отдыха, корреспондент, которому во что бы то ни стало надо было успеть к рейсу самолета, набитая до отказа людьми и вещами легковушка, при помощи крана помещенная в кузов "КАМАЗа".

Будущую маму бережно усадили в "пенсионый" уазик, остальные остались поджидать проходящего мимо транспорта. Через пять часов их забрала вахтовка, едущая из артели" Таганья"...

Вот уже месяц жители поселка автомобилистов Артык, старатели нескольких артелей оторваны от районного центра. Виной тому - затяжные проливные дожди над Оймяконьем. Они-то и вывели из себя ранее неприметный и не доставлявший никаких хлопот ручей Кюрбелях. Да так, что тот разбушевался не на шутку. Берущий свое начало где-то высоко в горах, он вырвался из границ берегов и, подхватив огромные валуны, устремился вниз. Старый, построенный еще во времена ГУЛАГа деревянный мост местные дорожники снесли несколько лет назад, водрузив вместо него узкую металлическую конструкцию. Горный поток с кипящей на бурунах пеной справился с ней за считанные минуты.

Первые дни случившееся порождало массу домыслов об искореженных "КАМАЗах" и "ТАТРАх", на которых смельчаки дальнобойщики попытались преодолеть так некстати возникшее препятствие, чтобы вовремя доставить грузы к месту назначения. Я сама невольно стала свидетелем двух случаев неудачной переправы. Частный предприниматель Олег Хоменко разбирался с пробитым бензобаком и покалеченными патрубками. Другой водитель задранной на чурки иномарки колдовал над свернутым валунами карданным валом.

Неудобства от бездорожья, срывающего планы, незапланированный ремонт техники, зависшие на неопределенный срок, требующие срочного разрешения вопросы и неудачные попытки жителей попасть в улусный центр стали тревожить оймяконцев не на шутку. Когда иссякли последние надежды на ожидаемое по народным приметам природное равновесие, заинтересованные в бесперебойной работе автомагистрали руководители организаций решили исправить положение.

--По генеральному контракту между Министерством ЖКХ, Министерством финансов и АПК "Сахазолототрансснаб" Артыкская автобаза должна завезти в улусный центр сорок тысяч тонн угля, чтобы не пришлось, как в прошлом году, отапливать поселок с колес, -- рассказывает прямо на берегу злополучного ручья директор ООО "Нерское" Иван Земляной. -- Впервые за несколько лет удалось решить этот вопрос летом и тут природе надо было все дело испортить. На сегодня транспорт Артыка и Усть-Неры стоит практически без дела. Чтобы исправить положение и быстрее наверстать упущенное, мы по согласованию с и.о. главы администрации улуса Василием Местниковым решили привлечь мостоотряд из Магаданской области...

Штурмовая часть мостостроителей под началом Виктора Шамова привезла с собой необходимую технику, обосновалась в неказистых вагончиках, соорудила баньку и принялась варить сваи, подравнивать берега, разбирать остатки старого моста. Водители из "Нерского" взялись за подвозку грунта. Сам собой решился вопрос с провиантом. Консервы привезли еще из Магадана, а хлеб два раза в неделю стали закупать в районной пекарне.

--Мы здесь останемся примерно до ноября. А если наш труд будет вовремя оплачиваться, то управимся еще раньше, -- делится планами Шамов. -- Сначала к 4 июля поставим временный мост, а затем и постоянный. Мои парни с задачей справятся быстро, 42 метра - для нас не проблема. Так что можете смело отправляться в дорогу.

Не желая испытывать судьбу, погостив пару дней у родителей, дождливым утром 6 июля мы вместе с уже упомянутыми будущей мамой, кассиром и детворой на поселковой "санитарке" прибыли к еще шире разлившемуся ручью и, столпившись возле дорожной техники, стали поджидать бульдозер...

Тамара Гашимова.

Суббота22 июля 2000 года.

Золото-- дрянь
НО оно дарит надежду на лучшую жизнь

В сейф за семью замками

Вы когда-нибудь видели золото?
-- Только в виде колец и цепочек.
-- А хотите посмотреть на настоящее?
-- Хочу.
-- Пойдемте, хотя это такая дрянь...

Когда директор ЗАО "Победа" Леонид Романенко сделал мне это предложение, признаюсь, немного растерялась. Во-первых, всегда считала, что золото должно быть спрятано за семью печатями и никак не может служить поводом для экскурсий. А во-вторых, разве оно может быть дрянью, ведь из него делают такие прекрасные вещицы.

С первых же шагов по территории управления общества стало ясно, что мое убеждение не так далеко от истины. Чтобы осуществить задуманное, нам сначала выписали пропуска, затем только после сигнала Леонида Яковлевича открылась тяжелая металлическая дверь. Преодолев вслед за неулыбчивой дамой высокую лестницу, мы, наконец-таки, попали в святая святых.

--Сумки и вещи на стол, -- охладила эмоции контролерша таким тоном, что не подчиниться было невозможно.

--Вот он, продукт нашей работы, -- сказала заведующая центром по золотоприемной кассе Лидия Березкина, указывая на стоявшие на столе серенькие лотки.

Мы подошли поближе. В них лежало нечто, похожее на овсяные хлопья, разве что другого, более желто-коричневого оттенка. В одном лежал небольшой, величиной с ноготь кусочек -- самородок. "Неужели из-за таких неприглядных хлопьев люди готовы обречь на страдания и даже смерть своих собратьев и самих себя, провести полгода в глухой тайге, вдали от дома и семьи?", -- промелькнуло в моем мозгу и тут же согласилась с Романенко: "Действительно, дрянь".

От прииска -- к ЗАО

Нынешнее закрытое общество раньше именовалось прииском "Победа", находящимся на полпути езды от Артыка до Усть-Неры. Год от года прииск рос, по-хозяйски размещая добротные красивые домишки и неказистые времянки на небольшом пятаке между сопками. Рождались, бегали в школу, влюблялись и находили свое счастье дети. Многие, выучившись, возвращались к прочно осевшим на якутской земле родителям. Самыми популярными были профессии учителя, геолога, технические специальности.

Крепло производство. В пору расцвета оно включало в себя 15 промывочных установок, столько же карьерных самосвалов, три экскаватора. В двух просторных гаражах яблоку негде было упасть. Всю эту сложнейшую технику обслуживали около сотни человек. Круглые сутки гул от бульдозеров висел над поселками, смолкая только в Новый год. Шутка ли, вскрывали тогда пять миллионов кубов грунта, более тысячи шло на промыв, чтобы получить около 700 килограммов металла.

Вся жизнь взрослых была крепко-накрепко связана с главным производством. Полгода бурили, взрывали, ремонтировали. Потом столько же промывали, извлекали, подводили итоги, чтобы начать все сначала. Вместе с этим успевали отстраивать новые дома, магазины, профилакторий. В 1988-м, когда еще ГОК "Индигирзолото", в состав которого входил прииск, твердо держался на плаву, построили прекрасную трехэтажную каменную школу. У каждого предметника появился свой кабинет, лаборатории. Просторным и прекрасно оборудованным спортивным и актовым залам завидовали многие.

Перелом наступил четыре года назад, когда государство только и требовало: вынь да положь. Именно тогда золотодобытчики угодили в глубокую яму, выбираются из которой по сей день. Что было потом, рассказывать нет смысла. Об этом не знают разве что грудные дети.

В итоге школу, выпустившую с момента открытия один выпуск, закрыли. Такая же участь постигла детский сад, магазины, больницу. Некоторые здания -- разбитые, искалеченные, с пустыми глазницами окон -- продолжают напоминать о былой жизни.

Жить, чтобы работать.

Работать, чтобы жить.

Кто и как живет теперь на прииске, чем занимаются, что едят? Где учатся их дети?

На 1 июля, по данным администрации улуса, на "Победе" проживает 31 человек: 10 детей, 2 пенсионера, 15 безработных и 4 человека, занесенные в разряд "прочих". 175 заняты добычей золота. Кто они и откуда?

--Добрая половина и раньше проживала на прииске, -- Леонид Яковлевич успевает раскладывать все по полочкам и отвечать на вопросы шипящей разноголосой рации. -- Получив квартиры в центре России, люди проводят там зиму, а весной вновь возвращаются сюда. Десятка два приглашаем, остальные приезжают из закрытых приисков. Много у нас из Ольчана, Артыка, Синегорья. И студенты встречаются. Жаль, поздно приезжают. В июле самый разгар, только приноровятся, а тут конец сезона. В прошлом году попались смышленые ребята, пригласили нынче, но их уже переманили в другое место...

Местной молодежи тоже хватает. Съемщица Татьяна Оселкова выросла здесь, закончила школу. Поступила на филфак Якутского университета, встретила прекрасного человека, родила очаровательных двойняшек. Когда родителям выделили квартиру в Набережных Челнах, уехала вместе с ними. Второй год после смерти папы она приезжает сюда, к брату, работать. Каждый день Таня колесит по тридцать километров от одного промприбора к другому -- надо "снимать" золото. Хрупкая, изящная, красивая, она страдает от полчищ комаров и оводов, постоянных совсем не летних дождей. Но работа есть работа. Да такая, что выбраться в райцентр удается всего лишь два-три раза за лето. За прошлый сезон она заработала 24 тысячи. Совсем немного, если поделить на год на четверых.

--Надеюсь, что к осени заработаю не меньше, -- не унывает Татьяна и добавляет: -- В Челнах все равно работы нет...

Алексея Москалева родители привезли на Север 15 лет назад. После службы в армии стал трудиться на промприборе, второй год -- на экскаваторе. В свои 25 не торопится обременять себя семьей. Считает, что рановато. Весной, в который раз, покинул родительский кров в Ростовской области и отправился на заработки.

--Не жаль полгода проводить в глуши, ведь здесь ужасно скучно? -- не смогла удержаться от подобного вопроса.

--Я приезжаю сюда вкалывать, а не скучать. На это времени нет. Хочу открыть свое дело, уже есть идея. А чтобы ее осуществить, нужны деньги. Где еще их зарабатывать, как не здесь? -- ответил вопросом на вопрос Алексей и зашагал к экскаватору.

Продукты побединцы покупают в единственном магазинчике. Цены в нем несколько выше, чем в Якутске. Ничего не поделаешь -- транспортные расходы играют свою роль. Кое-что закупают в улусном центре. Но и туда из-за бездорожья попасть почти невозможно. Даже в больницу. Во время моего приезда на слуху была история, закончившаяся более чем плачевно. Как ни старалась администрация вовремя отправить будущую маму в Усть-Нерский роддом, спасти малыша не удалось. Виной тому -- отсутствие нормальных дорог, полная опасностей переправа через разлившийся ручей и... вполне естественное стремление мамы как можно дольше побыть в кругу семьи.

Теперь о детях. После того, как взрослые дяди и тети лишили их возможности грызть гранит знаний в родной школе, им пришлось перебраться в лежащие в диаметре шестидесяти километров Артык и Усть-Неру, привыкнуть к жизни в интернате, редким встречам с родителями и новым одноклассникам. Часть старшеклассников закончила обучение экстерном. Две зимы они провели среди двух-трех десятков взрослых, помогая топить буржуйки, колоть лед для воды, просто выжить, не спиться в оторванном от всего мира прииске.

Сейчас на "Победе" кое-как наберется десяток школьников. Одну из них, Вику Беляевскую, я застала на заброшенной площадке разгромленного детского сада. Девчушка, удивившись появлению нового лица, охотно рассказала, что закончила шестой класс, что почти каждый день ходит на сопку с подругами за грибами, что как только закончится сезон...

--Мы все вместе уедем отсюда насовсем. Поскорее бы, -- промолвило, слезая с качели, худенькое создание с русыми косичками.

К цели -- шаг за шагом

Каковы запасы золота? -- точно ответить на этот вопрос не смог даже директор ЗАО.

--Хватит на несколько десятков лет, судя по эксплуатационной разведке. На более детальную нет денег...

Как нет их на покупку новой техники. Старая, латаная-перелатаная, держится в строю только благодаря умелым рукам ремонтников. Иначе ее давно бы постигла участь брошенных среди тайги экскаваторов. Один из них так и никогда не смог поднять свой ковш. Но побединцы не унывают. Ведь не зря же в военное лихолетье первооткрыватели этих мест дали новому прииску такое полное оптимизма и надежд имя. По плану в казну государства надо сдать 290 килограммов золота...

...Разработка, погрузка, транспортировка, отделение, смыв, сушка, взвешивание, сейф... И так день за днем, неделя за неделей. Шаг за шагом к намеченной цели. К лучшей жизни...

Тамара ГАШИМОВА,
наш соб. корр.
Оймяконский улус.

© Республиканская газета "Якутия" 2000г.

На месяц назад К главной странице новостей На месяц вперед

 

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100