Новости
На месяц назад К главной странице новостей На месяц вперед

Четверг 13 января 2000 года.

Преступники тоже отдыхали

Криминал

Криминальная хроника -- одна из немногих, где самой хорошей новостью является отсутствие новостей.

Удивительный факт зафиксирован в сводках Оймяконского улусного отдела внутренних дел: за первую неделю 2000-го года не зафиксировано ни одного уголовно наказуемого преступления. Похоже, что все эти дни преступники так же, как и законопослушные граждане, отмечали наступление Нового года и Рождество.

Немного хлопот милиции доставили только пятеро граждан, доставленных в отдел за появление в общественном месте в нетрезвом виде (один из них -- за мелкое хулиганство). Да еще пришлось провести профилактическую беседу с кочегарами одной из котельной улусного центра о вреде пьянства на рабочем месте, особенно в новогоднюю ночь.

О.СОЛОДУХИН

Пятница 14 января 2000 года.

Полвека военкомату

Исполнилось 50 лет со дня создания Оймяконского улусного военного комиссариата. До апреля 1953 года военкомат находился в селе Оймякон, которое в то время носило статус районного центра. В 1954-м центр района был перенесен в быстро растущую Усть-Неру. Вместе с другими учреждениями переехал в новый поселок и военный комиссариат.

Основными задачами комиссариата все эти годы остаются военный учет, организация и проведение призыва юношей, военно-патриотическая работа. Дважды в год около двух десятков молодых оймяконцев пополняют ряды Вооруженных Сил России. Свыше 40 человек достойно выполнили боевые задачи во время нахождения ограниченного контингента советских войск в Афганистане, около 10 оймяконцев в период службы побывали в Чеченской республике.

О.СОЛОДУХИН

Четверг 20 января 2000 года.

Есть первенец 2000 года

На днях в усть-нерском отделе загса состоится торжественная регистрация юного гражданина Оймяконского улуса -- Александра Александровича Головина.

Маленький Сашенька появился на свет в 1 час 30 минут 1 января 2000 года, став первым новорожденным полюса холода в этом году. Уже при рождении он показал отличные параметры -- вес младенца 4,350 кг. Саша, названный так в честь отца, стал третьим ребенком в семье главного инженера усть-нерского автотранспортного предприятия Александра Алексеевича Головина и его супруги Натальи Александровны. Старший сын Головиных, 14-летний Сергей, учится в девятом, 12-летняя дочь Светлана -- в седьмом классе.

Рождение первенца 2000-го именно в новогоднюю ночь удивительно и тем, что новорожденные в Усть-Нере появляются далеко не каждый день. Следующий за Сашей малыш родился здесь 3 января, а первая девочка в году появилась в сочельник (6 января). Всего же, по словам акушеров Усть-Нерского роддома, в январе ожидается появление на свет около десяти маленьких оймяконцев.

Олег СОЛОДУХИН

Четверг 20 января 2000 года.

Боевое "крещение"

Погода недолго баловала жителей полюса холода ласковым 40-градусным "потеплением". На этой неделе в Оймяконье стоят самые настоящие крещенские морозы. Во вторник, 18 января, впервые в этом учебном году были отменены занятия в школах для всех учащихся, включая старшие классы, -- термометр опустился ниже отметки -57 градусов По той же причине не смог состояться авиарейс из столицы республики.

Тем не менее, жизнь продолжается. Привыкшие к суровости родной природы оймяконцы видели и не такое. Редкая зима проходит без того, чтобы градусник хотя бы пару раз не показал 60 градусов ниже нуля. Так что и нынешние крещенские морозы в Оймяконье еще, видимо, не предел.

Олег СОЛОДУХИН.

Пятница 28 января 2000 года

И снова -- "желтый дьявол"

Казалось бы, зима и давнее окончание промсезона должны заставить на время забыть о делах, связанных с хищениями драгоценных металлов. Но нет

12 января в Усть-Нере было вновь возбуждено уголовное дело по факту совершения незаконной сделки с драгметаллами (ст. 191, ч. 2, пункт б/ УК РФ). На сей раз обвиняется председатель одной из старательских артелей (общество с ограниченной ответственностью "Недра").

Об этом сообщил пресс-центр Оймяконского улусного отдела внутренних дел.

Олег СОЛОДУХИН

© Республиканская газета "Якутия" 2000г.

 

Пятница 28 января 2000 года

Коррупцию у нас замечают только тогда,
когда она расцветает махровым цветом?

Журналистские расследования

Адвокат Герман Титов наткнулся на короткую статью в газете “Якутия” под заголовком “Коррупция в Усть-Нере”. В статье указывалось, что республиканская “следственно-оперативная бригада расследовала факты, изложенные жителями Усть-Неры в многочисленных заявлениях. Устьнерцы утверждают, что руководство милиции, начиная с самих верхов, погрязло в коррупции… Как стало известно из неофициальных источников, руководство улусного ОВД не только закрывало глаза на махинации подпольных скупщиков золота, но и предлагало им “крышу”… Снят весь руководящий состав, управление органами внутренних дел в Усть-Нере временно возьмут на себя сотрудники МВД…”. Дата выхода номера газеты – 1 декабря 1999 года.

Титов мысленно перебрал в памяти события, знакомые ему не понаслышке. Тогда, семь лет назад, он никак не мог предположить, что сам окажется под “пятой правосудия”...

Один в поле не воин?

В начале октября 1992 года оперуполномоченный уголовного розыска службы криминальной милиции Оймяконского РОВД Герман Титов, только что закончивший Хабаровскую высшую школу милиции, получил из заслуживающих доверия агентурных источников информацию об имеющихся фактах злоупотребления служебным положением сотрудниками районного отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП). Согласно оперативным данным, работники этого отдела были замешаны в махинациях с промышленным золотом. Лейтенант Титов, перепроверив и через другие «источники» данную информацию, после оценки выявленной ситуации решил связаться с руководством МВД республики, чтобы осуществить служебную проверку.

В конце октября Титов под предлогом получения делопроизводственных бланков (в целях соблюдения внутриведомственного режима секретности) отбыл в Якутск, где добился конфиденциальной встречи с министром МВД РС(Я) В. Федоровым. При встрече молодой сыщик доложил имеющуюся у него информацию. По поступившему рапорту тут же совместно с главой МВД была разработана “легенда”, согласно которой к Титову в Усть-Неру под видом отпускника-родственника из Олекминска должен прилететь сотрудник ОРБ (оперативно-розыскное бюро). Возвратившись в райцентр, Титов стал ждать приезда из Якутска представителя МВД. Прошло две недели.

Но вместо сотрудника ОРБ приехал куратор Усть-Нерского ОБЭП подполковник милиции Колосов. Его приезд насторожил сыщика: до этого Колосов несколько раз приезжал в Усть-Неру, и Титов подозревал, что он имеет связи с разрабатываемыми “валютчиками”. Как-то раз, встретившись с Титовым в коридоре РОВД, Колосов как бы в шутку спросил: “Ну, как, начальник, поживаешь? Наверное, скоро начальником СКМ (службы криминальной милиции — А.Н.) станешь. Но я слышал, ты уезжать собираешься?”

Как и предполагал оперуполномоченный, миссия Колосова в Усть-Нере не осталась без “последствий”. Сразу после его отъезда Титов стал замечать косые взгляды некоторых сослуживцев. Один из двоих сотрудников районного ОБЭП, о которых упоминалось в агентурном сообщении, встретил Титова в отделе и угрожающе проронил: “Ты, Герман, зачем нос суешь, куда тебя не просят?!” Титов как бы непонимающе среагировал: “Ты о чем это, Витя?” “Не прикидывайся дураком, сам знаешь о чем...”, - пробурчал тот и быстро удалился.

В сложившейся ситуации Титов связался с руководством МВД и сообщил о случившихся казусах с приездом Колосова, об утечке информации и о своем желании подвергнуть проверке самого Колосова.

“Слушай, парень, ты настроишь против себя весь коллектив...”

В ночь с 21 на 22 ноября спустя неделю после телефонного разговора в Усть-Нере произошла попытка поджога одного из складов горнообогатительного комбината “Индигирзолото”, где хранились химические вещества, используемые для промывки золота, и другие ценные материалы. Следует отметить, что ранее этот склад в течение года три раза подвергался проискам “красного петуха”, смахивающим, скорее всего, на имитации кражи со взломом и попытки поджога. Удивительно, но никто и не желал расследовать истинные причины пожаров, ссылаясь на “малозначительность происшествий”. Все эти факты заставляли Титова строить определенные версии о целенаправленном действии заинтересованных лиц, то есть указывали на возможную “кооперацию” торговых воротил и сотрудников местного ОБЭП.

На месте происшествия оперативную группу встретили пожарники и сторож, которые предупредили Титова о радионуклидах (ртуть), хранящихся на складе. Были обнаружены спички и сорванный дверной замок, указывающие на попытку поджога склада. Тем временем подъехали начальник РОВД и следователь Носиков. Титов показал им обнаруженную дорожку следов, ведущих на автотрассу Магадан-Хандыга, но начальник велел их прикрыть коробкой и сказал, что утром их осмотрит эксперт-криминалист. По факту происшествия нужно было составить протокол с опросом материально ответственных лиц. В вахтовое помещение зашли двое слегка выпивших мужчин. Титов представился и спросил: “Кто из вас является ответственным за склад?” Один из них ответил, что является начальником базы Колпаковым В.Н. На предложение работника угрозыска побеседовать о случившемся происшествии Колпаков вспылил в оскорбительном тоне: “Пошел ты, говно узкоглазое”. Хотя в будке находились сотрудники отдела охраны и ОБЭП, никто из них не среагировал на грубое поведение начальника базы, и Титова, естественно, удивило такое равнодушие коллег. Но все же Колпаков был доставлен в РОВД для составления протокола по поводу пожара-поджога.

Прибыв в отдел, Колпаков начал хвастаться перед молодым оперуполномоченным оказанными им услугами коллегам Титова, предлагал ему свою “помощь”, всем видом и “базаром” показывая при этом свою “приблатненность”. В это время в кабинет вошли В. Бабошин, начальник вневедомственной охраны (ранее работал в ОБЭП), и сотрудник ОБЭП А. Быстров. Последний попросил Титова на пять минут разрешить ему поговорить с Колпаковым наедине. Титов отказал Быстрову, заявив, что не доверяет ему, так как он является сотрудником ОБЭП, а Колпаков – бывший коммерсант, ставший начальником базы, и что до этого случая были несколько фактов имитации кражи со взломом. Титов предложил Быстрову позвонить начальнику СКМ Прокоцу, и только с его личного разрешения он может поговорить с начальником склада. Но сотрудник ОБЭП не стал запрашивать разрешения у начальника СКМ. Титов, возмущенный бесцеремонным поведением Быстрова, в его присутствии сам стал звонить начальнику СКМ и прокурору района. Воспользовавшись тем, что Титов занят телефонным разговором, Быстров отпустил Колпакова домой, а Бабошин, оставшись в кабинете, начал упрекать оперуполномоченного в том, что он живет иллюзиями, настраивает против себя коллектив. Если он не “образумится”, то рискует потерять всё...

Коррупция наносит ответный удар

Через три дня работника угрозыска Титова вызвал прокурор района В. Васильев и ознакомил его с заявлением жены Колпакова. Прокурор заявил Титову о заведении против него уголовного дела, предложил признать “вину” и взял подписку о невыезде. В сфабрикованном от начала до конца заявлении жены начсклада было сказано, что Титов избил во время опроса ее мужа и что к этому есть медицинские (“перелом двух ребер, ушибленная рана на слизистой оболочке верхней губы” и т.д., “повлекших за собой длительное расстройство здоровья”) и свидетельские показания Быстрова. Свидетель Быстров дал следующее показание: “… пошел в кабинет (Титова)… открыв двери увидел Колпакова, сидящим на стуле, у него губа рассечена, откуда кровь капала, на полу увидел лужу крови…” (стилистика и орфография сохранены). Оказавшись в таком положении, Титов объяснил прокурору суть дела, касающегося возможной утечки информации, содержащей компрометирующие материалы на некоторых сотрудников ОБЭП. Титов предположил, что именно по причине производимого им служебного расследования по подозрению в коррупции у сотрудников ОБЭП возникло желание таким методом устранить его от работы в системе МВД и замести следы. Но прокурор и слушать не желал.

Наспех сфабрикованное дело оказалось не совсем убедительным. По показаниям свидетеля Бабошина (того самого, кто остался в кабинете “увещевать” Титова) оказалось, что он не видел ни “лужи крови” на полу, ни “разбитых губ” у Колпакова (позже Бабошин погиб при странных обстоятельствах, якобы суицид – самоубийство — А.Н.). Противоречащие освидетельствования выявились и в документах судмедэксперта Лихотникова. Оказалось, что судмедэксперт вообще не видел рентгеновских снимков Колпакова, а к заключению о “переломах ребер” и других “телесных повреждениях” пришел на основании изучения обстоятельств дела из постановления следователя и со слов самого “потерпевшего” (!). Еще одна ложь “потерпевшего” опровергается следующим фактом. По показаниям Колпакова, перед опросом дверь своего кабинета Титов закрыл на ключ, а по свидетельствам Быстрова и Бабошина, они беспрепятственно зашли в кабинет.

В апреле 1993 года в Оймяконском райнарсуде состоялся суд по обвинению Титова по ст. 171 ч. 2 УК РФ (“Превышение власти или служебных полномочий”). Суд, ознакомившись с делом, пришел к выводу считать обвинение, основанное на непоследовательных и противоречащих доказательствах, необоснованным и вынес оправдательный приговор в отношении Титова. Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но прокурор В. Васильев, пользуясь своим правом, опротестовал этот оправдательный приговор, и Коллегия Верховного суда РС(Я) под председательством А. Бабкина отменила решение Оймяконского райнарсуда.

Второй процесс райнарсуда в ином составе прошел 23 сентября 1993 года, и снова Титов оправдан. Но прокурор, движимый неизвестно какими мотивами, опять выносит протест. Коллегия ВС РС(Я) рассматривает дело вторично, оставив второй оправдательный приговор в силе. Прокурор В. Васильев упорно предпринимает попытку восстановить “подмоченную” профессиональную репутацию и направляет представление прокурору РС(Я) Колмогорову (ныне Колмогоров работает заместителем Генерального прокурора РФ — А.Н.). По мнению Титова, Колмогоров, даже не заглянув в дело, по просьбе райпрокурора Васильева направляет протест Верховному суду РС(Я). Зампредседателя президиума суда А. Бабкин принимает решение пересмотреть дело Титова (юристы знают, что повторное непосредственное участие судьи А. Бабкина в рассмотрении одного и того же судебного дела является грубым нарушением требований УПК РФ — А.Н.). Несмотря на существенные нарушения, 3 марта 1994 года Верховный суд республики постановил: “Приговор Оймяконского улусного нарсуда от 28.09.93 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РС(Я) от 4.10.93 г. отменить и дело направить на новое рассмотрение в Якутский городской народный суд”. Колесо “правосудия” завертелось снова.

Тем временем осенью 1993 года в Магадане сотрудниками ФСК (Федеральной службы контрразведки, ныне ФСБ — А.Н.) в момент продажи промзолота скупщикам-чеченцам был задержан “экспедитор” из Усть-Неры, который признался, что он связан в своих делишках с работником ОБЭП Оймяконского РОВД майором милиции А. Яриновским. Этот сотрудник ОБЭП был одним из фигурантов в оперативной информации, которая рапортом была передана Г. Титовым в МВД РС(Я). Работники ФСК Магаданской области, получив от своего прокурора санкцию на обыск в квартире Яриновского, приехали в Усть-Неру и изъяли у сотрудника ОБЭП крупную сумму в валюте и промзолото. Как видим, результаты обыска подтвердили данные оперативной информации, которой пользовался Титов в ходе несостоявшегося служебного расследования. Всего в ходе этой операции сотрудники ФСК Магаданской области изъяли свыше 20 кг промышленного золота. Но преступный промысел оймяконских милиционеров продолжался...

После возбуждения сфабрикованного против него уголовного дела сотрудник угрозыска Титов уже не мог выполнять свои служебные обязанности, уволился из органов внутренних дел, вместе с женой и маленькой дочерью переехал в Якутск. Стал адвокатом. Не найдя справедливости в родной республике, в 1995 году Титов направляет жалобу в адрес Верховного суда России. 31 мая того же года ВС РФ рассмотрел протест Г. Титова на постановление ВС РС(Я) и, проверив материалы дела, вынес окончательный вердикт: “Постановление Президиума ВС РС(Я) от 3.03.94 г. в отношении Титова Г.К. отменить”.

 P.S.Такая вот милицейско-прокурорская история. Вместо того, чтобы бросить все силы на искоренение коррупции в рядах правоохранительных органов, прокуратура республики подвергла преследованиям сотрудника, пытавшегося хоть как-то этой коррупции противодействовать. Бездействие (а может, даже прикрытие) в отношении фактов вопиющего мздоимства в стенах Оймяконского РОВД привело к тому, что в начале 1999 года, как вы читали выше, весь руководящий состав теперь уже улусного отдела внутренних дел был отстранен от работы. Эта самая коррупция расцвела махровым цветом, стала видна невооруженным глазом, о чем сигнализировали даже простые устьнерцы. Прямо как в одном анекдоте: “Новости последними узнают мужья и милиция”. Но ведь милиция знала о фактах коррупции, располагала оперативной информацией. Как получилось так, что экономические преступники в милицейской форме орудовали в районе (улусе) без малого десять лет? Почему такая вялая реакция на противоправные действия своих коллег? Боязнь “опозорить мундир”? Стремление “не выносить сор из избы”? А, может, объяснение лежит в сугубо материальной плоскости?

Андриан НИКОЛАЕВ.

© Ежедневная газета "Эхо столицы" 2000г.

На месяц назад К главной странице новостей На месяц вперед

 

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100